Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Книга дня: В.П. Буданова | Варварский мир эпохи Великого переселения народов (2000)



Монография является комплексным исследованием варварского мира рубежа античности и средневековья. Автором составлен корпус этнонимов, не имеющий аналогов в отечественной и зарубежной исторической науке. Выявлены основные исторические характеристики названий варваров, их вариативность. На этой основе исследована этноисторическая структура и динамика варварского мира данной эпохи. Представлена новая концепция Великого переселения народов, охарактеризованы три его взаимосвязанных этапа. Впервые выделено сформированное Великим переселением уникальное этническое пространство. Уточнены основные тенденции и направления миграций, состав племенных объединений, формы контактов Барбарикума с Империей. На примере германцев выявлены особенности этносоциальной мобильности варварского мира.
Для историков, этнологов, археологов, лингвистов и всех интересующихся историей античной и средневековой цивилизаций.

«На Семи Холмах» - водка от «Белалко»

7 причин попробовать водку «На семи холмах».

1. Безупречное качество. Благодаря особой рецептуре и инновационным технологиям дистилляции мы добились отменного качества. Настой из овсяных хлопьев, удивительно смягчающий вкус, делает водку «На семи холмах» достоянием истинных гурманов.

2. Стильный современный дизайн. Водка « На семи холмах» - водка для современных успешных людей и ее внешний вид говорит об этом. Выразительная форма бутылки подчеркивает высокий статус напитка, его качество, культуру пития, стремление к совершенству. Этикетка отражает все современные тренды дизайна.

3. Нейминг. О чем Вы думаете, когда слышите фразу «7 холмов»? У большинства – это символ Рима, город на семи холмах. Однако, многие города, центры мирового искусства именуются «семихолмными», так как они возникли и развивались на семи холмах: Москва, Киев, Кишинев, Стамбул, Лиссабон, Прага. Мало кому известно, что и Минск также расположился на семи холмах.

4. Символичность. Число 7 играет большую роль в мировой символике. Значение числа 7 еще в древности было окружено большим почетом и считалось магическим. В древнем Риме было 7 главных богов, в Древней Греции - 7 чудес света, в Индии дарят на счастье 7 слоников. Рим, Киев, Минск построены на 7 холмах. Эту цифру многие называют знаком ангела и связывают ее с понятием везения, удачи.

5. Прекрасный подарок к празднику. Интересный факт - в XVIII веке, в правление Екатерины Великой, весьма ценным подарком считалась водка. Лучшие ее сорта считались настоящим царским подарком и с великим удовольствием были принимаемы. «На семи холмах» может стать оригинальным подарком-символом не только для друга, но и для делового партнера.

6. Приемлемость. Результаты исследований подтверждают: высокая стоимость не является гарантией отменного качества. Высокое качество можно получить и по доступной цене. «На семи холмах» - тому пример.

7. Доступность. Водку «На семи холмах» повсеместно можно найти на полках магазинов. Приглашаем за покупками.

Мемельское восстание 1923 года.

Мемель, ныне известный как Клайпеда, был основан рыцарями Ливонского ордена в 1252 году, как аванпост против литовских племен. Затем Ливонский орден сменил Тевтонский орден. Мемель превратился в крупный порт на Балтике, один из череды немецких городов наряду с Кенигсбергом и Данцигом.

Мемель стал крупнейшим экономическим центром в регионе и магнитом для литовцев, которые активно переезжали в эти земли и постепенно онемечивались, создав особый субэтнос — прусские литовцы.
Основная территория современной Литвы вошла в состав Российской империи после разделов Польши, тогда как Мемельский край оставался немецким, но уже в 19 веке на волне Литовского национального возрождения стали раздаваться голоса о том, что Мемельский край должен войти в состав Литвы.

По итогам ПМВ сложилась следующая ситуация — Мемель был под управлением Лиги Наций, французы ввели в город гарнизон из 200 человек, но городом управляли местные деятели, в основном немцы.
30 ноября 1918 года 24 активиста Национального совета Малой Литвы подписали Тильзитский акт, в котором декларировалась необходимость объединиться с Литвой. Однако Литва не была официально признана западными державами и не приглашалась в послевоенные конференции.
Поляки считали необходимым передать Мемельский край им, как компенсацию за Данциг, который стал вольным городом. При этом Литва тогда находилась в союзе с Польшей и поляки видели это так — Клайпеда к Литве, Литва к Польше.
Вскоре отношения между Польшей и Литвой, которые веками входили в унию, совсем испортились, началась война и поляки захватили Вильнюс и Виленский край. Столица Литвы была временно перенесена в Каунас.

Как посредник в польско–литовском конфликте вокруг Виленского края, Лига Наций не вставала ни на чью сторону. Но в 1922 году британцы предлагали Литве — в обмен на признание польских притязаний на Вильнюс, Литва получает признание де–юре, Мемельский край и экономическую помощь. Литовцы, которые считали Вильнюс своей столицей, которую основал еще Гедеминас, отклонили предложение.

Тогда Франция и Великобританией стали выступать за придание Мемелю статуса вольного города.
Местное население металось между Германией, Литвой и свободным городом. Немцы в регионе хотели сохранить своё политическое и культурное господство, опасаясь влияния Литвы. Населяющие край литовцы, хотя и говорили на литовском языке, но считали себя отдельным народом, к тому же исповедовали как и немцы — лютеранство, в то время как остальные литовцы были преимущественно католиками. Кроме того Мемельский край был гораздо более развит экономически, чем Литва.
Литва устраивала экономическую блокаду Мемелю, чтобы показать зависимость края от поставок продовольствия из Литвы.

Поняв, что время дипломатии прошло, Литва решила применить силу, благо французский гарнизон был немногочислен, литовская пропаганда перетянула часть местных жителей на свою сторону, негласно на сторону Литвы встала Германия, справедливо полагая, что потом сладить с маленькой Литвой будет легче, чем с Великобританией и Францией, Польша была занята своими делами в Силезии и противостоянием с СССР, а СССР обещал Литве поддержку, если поляки выступят против литовцев. Францию же больше интересовал конфликт в Руре, чем дела Мемеля.

Винцас Креве, глава Союза литовских стрелков, сумел вооружить и обучить группу литовцев, так он купил у немцев 1500 винтовок, 5 ручных пулемётов и 1500000 патронов. Военные действия координировал офицер литовской контрразведки и бывший полковник Русской императорской армии Йонас Половнискас. То есть официально в конфликте участвовала не Литва, а литовские добровольцы и прочие неравнодушные граждане.

Сторонники восстания собрались в Каунасе и убедили правительство осуществить планы по захвату Клайпеды.
Восстание началось 10 января 1923 года. Прибыв на поезде из Кретинги и Таураге, около 1000 добровольцев пересекли границу Мемельского края, там их встретили местные сторонники, около 300 человек.
Бескровно захватив Мемельский край, литовцы подошли к Мемелю, французский глава Петинье отказался сдаться, и 15 января начался бой за Клайпеду. Город защищали 250 французских солдат, 350 немецких полицейских и 300 гражданских добровольцев. После короткого боя в тот же день было подписано соглашение о прекращении огня. В ходе боя были убиты 12 повстанцев, два французских солдата и один немецкий полицейский. 16 января польский корабль «Комендант Пилсудский» вошёл в порт с подкреплением для французских войск. 17 — 18 января британские и французские корабли прибыли в город.

Литве был выдвинут ультиматум с требованием возвращения Мемельского края под управление Лиги наций. При этом было обещано, что в случае принятия ультиматума, Мемельский край будет затем передан Литве.

Литва приняла ультиматум, после чего 16 февраля Совет послов Антанты принял решение передать Мемельский край Литве. Это решение было оговорено условием выполнения Литвой определенных условий в том числе, равноправие в крае немецкого и литовского языков, уравнение в гражданских и коммерческих правах иностранцев и жителей автономии, все это в дальнейшем не было выполнено, в крае стали притеснять немецких жителей, запрещать немецкие партии, что в дальнейшем дало дополнительные карты в руки Гитлеру.

2 марта 1939 года Германия предъявила Литве ультиматум с требованием возвратить Мемельский край, который Литва была вынуждена принять. 3 марта Гитлер прибыл в Клайпеду и произнес речь с балкона театра.

После окончания ВМВ Советский Союз передал Клайпеду Литовской ССР.

В конце 80-х была такая "песенка" на мотив "Гоп со смыком.

Ляля-комсомолочка блатная
Ляля много атаманов знала....
От такого жирного товара
... вскочил у Гришки атамана....
Быстро трусики стянули,
Белый шарик натянули,
Началась весёлая игра.

и далее:
Очередь последняя подходит, да-да,
В санитарку старый хрыч заходит, да-да,
Старый хрыч, куда ты прёшься,
Или дома не ...,
Иль тебе старуха не даёт? да-да –

Очередь тридцатого настала,
Девушка без памяти лежала,
Платье порвано до пупа,
Из ... торчит ...,
А по ляжкам льётся ....

Жертва моды: Как стремление быть красивой довело графиню до трагического конца.



Во все времена женщина хотела выглядеть красиво и модно, и для этого она готова была пойти на любые эксперименты, не думая о последствиях. В связи с этим довольно любопытна история графини Марии Ковентри, жившей в XVIII веке. В свое время она считалась главной красавицей в Лондоне и всеми силами старалась сохранить этот титул. Однако именно погоня за красотой сыграла с ней злую шутку с летальным исходом.

Мария Ганнинг родилась в Кембриджшире (Англия) в многодетной семье. Когда девочке исполнилось 7 лет, семья переехала в Ирландию. После достижения совершеннолетия мать Марии склонила ее и сестру Элизабет пойти работать на театральные подмостки.

В Ирландии XVIII века актерство считалось не самой уважаемой профессией, тем более для девушек. Однако симпатичные актрисы могли надеяться так найти себе богатых покровителей.

В октябре 1748 года в Дублинском замке виконтесса Питершам устроила прием. Мария и Элизабет тоже получили пригласительные, однако у девушек не было, что надеть. Тогда управляющий одного из местных театров Том Шеридан одолжил актрисам костюмы Леди Макбет и Джульетты. В своих нарядах девушки произвели фурор и быстро оказались желанными гостьями на светских приемах Дублина.

Со временем сестры Ганнинг смогли перебраться в Англию. Элизабет вышла замуж за герцога Гамильтона, а Мария – за графа Ковентри VI. На медовый месяц новоиспеченную графиню Ковентри супруг повез во Францию.

Стоит отметить, что Мария не отличалась врожденным чувством такта. Высказывания, которые веселили публику в Англии, во Франции сочли за невежество и грубость. Более того, самой графине не понравилось в Париже, т. к. она не знала французского. Но девушка переняла у тамошних модниц манеру обильно пудрить свое лицо и ярко наносить румяна.

Мужу настолько не нравилось новое увлечение супруги, что он не раз пытался стирать белила с ее лица носовым платком. Мария назло ему продолжала обильно пользоваться косметикой.

По возвращении в Англию, графиня Ковентри вызвала настоящий ажиотаж своим внешним видом. Когда она появилась в Гайд-парке, толпа настолько плотно ее окружила и чуть не задавила, что после этого она наняла охранника.

Мария продолжала блистать на балах, однако всеобщее любование ее красотой дорого стоило графине. Косметика, которой она пользовалась, содержала в себе опасный для здоровья свинец. Он провоцировал воспаление глаз, разрушал зубную эмаль, вызывал язвы на лице и шее. Появление недостатков на коже побуждало пользоваться ядовитой косметикой еще интенсивнее. В конце концов, 30 сентября 1760 года графиня Мария Ковентри скончалась от отравления свинцом в возрасте 27 лет. В истории она осталась известной как жертва моды и тщеславия.

Принц и маг (c) Джон Фаулз

Жил однажды на свете принц, который верил во все, кроме трех вещей, в которые он не верил. Он не верил в принцесс, он не верил в острова, и он не верил в Бога. Отец принца, король, сказал ему, что таких вещей на свете не существует. Так, во владениях отца не было ни принцесс, ни островов и никаких признаков Бога; и принц верил своему отцу.

Но вот однажды принц сбежал из дворца и оказался в другой стране. И в этой стране он с любого места побережья мог видеть острова, а на этих островах странные, вызывающие волнение в крови, существа, называть которые у него не хватило духу. В то время, как он был занят поисками лодки, к нему подошел человек в вечернем наряде.



— Это настоящие острова? — спросил юный принц.

— Разумеется, это настоящие острова, — ответил ему человек в вечернем платье.

— А эти странные волнующие существа?

— Это самые настоящие, самые подлинные принцессы.

— Тогда Бог тоже должен существовать! — воскликнул принц.

— Я и есть Бог, — ответил ему человек в вечернем наряде и поклонился.

Юный принц изо всех сил поспешил к себе домой.

— Итак, ты вернулся, — приветствовал его король-отец.

— И я видел острова, видел принцесс и я видел Бога, — заметил ему принц с упреком.

Король отвечал непреклонно:

— На самом деле не существует ни островов, ни принцесс, ни Бога.

— Но я видел их!

— Скажи мне, во что был одет Бог?

— Он был в вечернем наряде.

— Были ли закатаны рукава его пиджака? Принц вспомнил, что рукава были закатаны. Король улыбнулся.

— Это обычная одежда мага, тебя обманули.

Тогда принц вернулся в другую страну, пошел на тот же берег и снова встретил человека в вечернем наряде.

— Король, мой отец, рассказал мне, кто вы такой, — заявил ему принц с возмущением. — Прошлый раз вы обманули меня, но на этот раз этого не пройдет. Теперь я знаю, что это ненастоящие острова и ненастоящие принцессы, потому что вы сами — всего лишь маг.

Человек на берегу улыбнулся в ответ:

— Ты сам обманут, мальчик мой. В королевстве твоего отца множество островов и принцесс. Но отец подчинил тебя своим чарам, и ты не можешь увидеть их.

В раздумье принц вернулся к себе домой. Увидев отца, он взглянул ему прямо в глаза.

— Отец, правда, что ты не настоящий король, а всего лишь маг?

— Да сын мой, я всего лишь маг.

— Значит, человек на берегу был Богом?

— Человек на берегу — другой маг.

— Я должен знать истину, истину, которая лежит за магией!

— За магией нет никакой истины, — заявил король.

Принцу стало очень грустно. Он сказал «Я убью себя». С помощью магии король вызвал смерть. Смерть стала в дверях и знаками подзывала к себе принца.

Принц содрогнулся. Он вспомнил о прекрасных, но ненастоящих принцессах и о ненастоящих, но прекрасных островах.

— Что же делать, — сказал он. Я смогу выдержать это.

— Вот, сын мой, — сказал король, — вот и ты начинаешь становиться магом.

Канализация во все времена

Когда древние римляне покоряли Европу, они решили оставить после себя ряд «сувениров» вроде (сохранившихся и поныне) акведуков, которые использовались для подачи воды в дома и на предприятия. Римляне также создали систему канализации, чтобы избавляться от… в общем, Вы поняли. Она представляла собой сеть подземных труб, которые располагались под домами и улицами и выходили в ближайший водоём.

В средневековом Лондоне все канализации вели к реке Темзе, которая служила источником питьевой воды, а также местом, где всё городское население стирало своё грязное бельё.

Первые успехи
Итак, каким образом люди справляли свою нужду в Средние века? В то время в каждом доме имелись ночные горшки, которые считались привилегированными удобствами, особенно в плохую погоду. Утром с содержимым ночных горшков особо не церемонились – его просто выливали в окно. Те, кому выпала нелёгкая доля убирать улицы, регулярно сметали отходы в канализацию, после чего они стекали прямиком в реку. У более брезгливых и прихотливых граждан имелись отдельные уборные, как правило, на несколько семей. Богатые люди, конечно же, заставляли слуг опорожнять все ночные горшки. В сельской местности были распространены уличные туалеты, которые многие продолжают использовать и в наше время.

За пределами столицы находилось множество монастырей; именно здесь впервые появились некоторые достижения в области гигиены и санитарии. В то время как одни монахи отвергали мирские удобства, другие ощущали острую потребность в эффективной утилизации отходов жизнедеятельности человека.

Большинство монастырей располагались вблизи крупных водоёмов. Монахи придумали систему отхожих мест, которые периодически промывали огромным потоком воды из больших надземных баков. В отличие от обычных граждан, монахи не любили ночные горшки. Их обычно предоставляли в пользование больным и немощным людям, которые не могли дойти до уборной. Также существуют доказательства того, что некоторые монахи начали использовать тонкие льняные тряпки как аналог современной туалетной бумаги.

Королевский слив
Замки – как в Лондоне, так и за его пределами – не особо отличались от монастырей, за исключением того, что их титулованные обитатели были весьма требовательны к комфорту. Они пользовались ночными горшками лишь в крайних случаях и отдавали предпочтение частным туалетам, которые были схожи с монастырскими уборными и чаще всего встраивались в стены замков рядом с каминами.

Поскольку толщина замковых стен, как правило, достигала нескольких десятков сантиметров, выкроить небольшое пространство для уборной не представляло особой проблемы. Обычно она находилась возле спальни миледи или милорда. Как и в монастырях, королевские уборные были оборудованы примитивными системами слива.

Осторожно, рвы!
Думаете, что никогда не перестанете восхищаться романтичным видом рвов, окружавших средневековые замки? Вот Вам доза реальности. Неприступные рвы вокруг замков служили не только защитой от врагов: сюда также сбрасывали все бытовые отходы и твёрдые и жидкие продукты жизнедеятельности человека.

На благо общества
Власти Лондона любезно обустроили для жителей столицы общественные туалеты, которые, как правило, располагались на берегах Темзы. В большинстве случаев, чтобы избавиться от необходимости использовать трубы, уборные строились прямо на мостах, что значительно облегчало сброс отходов в реку. В результате плавание по Темзе стало рискованным испытанием.

Люди, которые жили слишком далеко от воды, использовали выгребные ямы, которые периодически чистились, как правило, в ночное время суток. Угадайте, куда потом девалось их содержимое? Правильно, оно отправлялось прямиком в реку.
[Spoiler (click to open)]
Человеческая изобретательность
Иногда людям приходилось вдаваться в крайности, чтобы сэкономить денежные средства. В книге «Как жили в эпоху Средневековья» автор Пол Ньюман описывает историю одного коренного лондонца, который не захотел тратиться на строительство собственной выгребной ямы и тайно вывел трубу из своего туалета в подвал соседа. Его план, на удивление, работал довольно долго. Сосед заподозрил нечто неладное лишь тогда, когда нечистоты полностью заполнили подвал его дома и начали просачиваться на первый этаж. Он подал в суд на своего предприимчивого соседа, благодаря чему эта история сохранилась до наших дней.

Все ли дороги ведут в Рим?
Чтобы компенсировать затраты на обслуживание общественных туалетов, городские власти обратились к коммерческой практике, известной со времён Римской империи. Они собирали мочу из отхожих мест и продавали её производителям шерсти. Дело в том, что в ней содержится аммиак, который используется для удаления натуральных масел из необработанной овечьей шерсти. Раньше моча также применялась для дубления кожи.

Указ Эдуарда III
К середине XIV века ситуация в Лондоне превратилась в катастрофическую: воздух был загрязнён, а Темза – переполнена канализационными отходами. Поскольку одежду по-прежнему стирали в реке, она впитывала в себя запахи выгребных ям. Повсеместная грязь спровоцировала нашествие крыс, а также эпидемию чумы.

Король Эдуард III решил, что от проблемы зловония нужно как-то избавляться. Он подписал указ, который запрещал сброс в Темзу «мусора, земли, щебня, экскрементов из домов и навоза из конюшен». Он предложил вывозить и утилизировать все отходы за пределами города.

Тем не менее, это никак не повлияло на старые привычки. Спустя два года после издания указа король написал мэру Лондона письмо с жалобами на то, что улицы столицы были залиты мочой и фекалиями, которые люди бесцеремонно выбрасывали из окон своих домов.

Но какой бы ужасной ни была гигиена в средневековом Лондоне, она не сравнится с ситуацией, которая сложилась в столице Англии в XIX веке. Несмотря на многочисленные попытки принять санитарную реформу, лондонцы всё равно через некоторое время возвращались к своим старым привычкам. Если Вы думаете, что они усвоили урок о здравоохранении и санитарии, то Вы ошибаетесь. За пять столетий ситуация только ухудшилась.

Первый туалет со сливом
В начале XIX века появились первые туалеты со сливом. Конечно же, позволить себе их могли только состоятельные люди. Они считали, что, по сравнению с остальными, находятся в лучшем положении благодаря своим новым символам статуса, однако в действительности ничего не поменялось. Новомодные туалеты со сливом по-прежнему были связаны с той же канализационной системой, которая вынуждала жителей сбрасывать продукты жизнедеятельности в реку.

Когда в XIX веке Англию захлестнула волна промышленной революции, люди начали стекаться в большие города. Со времён Римской империи канализационная система была усовершенствована ненамного. К середине века в Лондоне насчитывалось два с половиной миллиона человек, непрерывно производящих отходы жизнедеятельности. Городским воздухом стало невозможно дышать, а река Темза почернела и начала издавать зловонный смрад.

Лето 1858 года выдалось необычайно жарким, что лишь усиливало неприятные запахи, распространившиеся по всему городу. Поскольку в то время ещё не придумали кондиционеры, окна домов и предприятий приходилось держать открытыми нараспашку. Спасения не было нигде. Вонь стала настолько невыносимой, что парламенту даже пришлось сложить свои полномочия.

Тогда люди ещё не знали, что такое инфекционные заболевания. Они думали, что всё болезни возникали из-за «плохого воздуха», поэтому не особо обращали внимания на качество питьевой воды, которую брали из той же загрязнённой отходами Темзы. Восемь стаканов воды день в то время были прямым путём к катастрофе.

Болезни свирепствовали вовсю. То и дело вспыхивали эпидемии холеры и брюшного тифа, которые были непосредственно связаны с загрязнённой водой. Огромное количество людей постоянно страдало от диареи. И в таких условиях пользование канализационной системой ещё и облагалось налогом. Со временем всё стало настолько плохо, что нечистоты просачивались обратно в дома через трещины в полах и стенах. Люди умирали тысячами. В 1858 году, который окрестили Годом великого зловония, три эпидемии холеры погубили жизни 30 тысяч лондонцев.

Человек, у которого был план
Инженер по имени Джозеф Базэлджет придумал план по спасению города. Он предложил построить систему подземной канализации в комплекте с насосными станциями и резервуарами для хранения. Правительственные чиновники, которые ранее игнорировали идеи Базэлджета, осознали, что нужно срочно что-то предпринимать. Они приняли план инженера и выделили средства на строительство 132 километров центральной канализации.

Новая канализационная система прекратила загрязнение Темзы. В реке снова появилась рыба, воздух стал чище, а страшные болезни отступили. Сегодня Темза считается одним из самых чистых водоёмов Европы. Примечательно, что канализация инженера Джозефа Базэлджета, которой в скором времени исполнится 150 лет, используется до сих пор.

Револьвер Lefaucheux M1858

Револьвер Lefaucheux M1858 (Лефоше обр. 1858 года) под шпилечный патрон, изобретенный Казимиром Лефоше, был создан его сыном – Евгением Лефоше, на основе более ранней модели 1853 года, разработка которого началась совместно с отцом, еще при его жизни.

С технической точки зрения револьвер Лефоше обр. 1858 года представляет собой шестизарядный револьвер с открытой рамкой, перезаряжание которого осуществлялось через откидную дверцу в задней части рамки. Для извлечения стреляных гильз использовался подпружиненный стержень-экстрактор. УСМ одинарного действия, ручной предохранитель отсутствует. Прицельные приспособления – открытые, фиксированные – целик в верхней части курка, по типу ранних револьверов Кольта, и мушка.

Револьверы Lefaucheux M1858 активно закупались вооруженными силами Испании, Швеции, Швейцарии, Норвегии, Российской Империи, состояли на вооружении ВМФ Италии и Франции, помимо этого – армии СШСА и Конфедеративных Штатов Америки, производились в нескольких странах Европы по лицензии, некоторое количество состояло на вооружении Французской кавалерии в Мексике.

Револьверы Lefaucheux M1858 применялись в ходе Гражданской войны в США обеими сторонами, общее количество экспортированных через Атлантику револьверов составило порядка 12 000, шли они преимущественно в кавалерию.

Тактико-технические характеристики
Применяемый боеприпас 12 мм, шпилечный
Длина, мм 245-280
Длина ствола, мм 147 и другие
Вес без патронов*, г 600
Начальная скорость пули, м/сек 168
Емкость барабана 6
* со стволом 147 мм