Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Противопожарный балкон

Долго не решался написать, но хочется поделиться с кем-то. Я бы не назвал это прям крипи-историей, но, во всяком случае, это тру стори. Наверное, она будет в тему.

Произошло все пару лет назад. На дворе стояла зима, было холодно и нехило сыпал снег. В то время я работал помощником судьи, и, как это обычно бывает в судах, регулярно задерживался на работе до позднего вечера. В один из таких вечеров, уже около 10 вечера, я писал довольно неприятное и большое решение. Процесс шел туго, красиво выписать выводы суда никак не удавалось. Окончательно вскипев, я решил выйти покурить на балкон. Сразу поясню. В здании суда есть противопожарные балконы, на которых так-то курить нельзя, но я и еще один помощник, Гена, тайком там покуривали, чтобы не идти далеко на улицу. Так вот, взяв куртку, я отправился на этот балкон. Чтобы туда попасть, нужно было пройти по длинному коридору. Окон в нем не было, а свет выключен, поскольку не предполагалось, что кто-то в принципе пойдет на балкон, а уж тем более в такое время. Но на двери, ведущей к балкону, стоял магнитный замок с небольшой лампочкой на нем. Я шел в темноте (забыл телефон, а возвращаться было уже влом), глядя на эту лампочку. Внезапно свет лампочки на мгновение исчез, словно его кто-то заслонил.
Дверь приоткрылась и в проеме появилась темная фигура, скользнувшая из коридора. Я сначала испугался, но подумал, что это Гена, также забывший телефон. Единственное, что меня смутило, что замок не издал ни звука (обычно он пищит, когда к нему подносишь магнитный ключ). Выхожу я в небольшой предбанник перед балконом, открываю дверь на сам балкон, хочу сказать: "Гена, нельзя ж так людей пугать!", но обрываюсь на половине фразы, так как балкон пуст. Вот тут я по-настоящему струхнул. Смотрю на снег, лежащий на полу. Там следы, обрывающиеся где-то в середине балкона. Забыв, что хотел курить, я сбежал оттуда обратно в кабинет, ибо вспомнил, что Гена на больничном был. Боюсь я всякой паранормальщины. Я бы, может, списал это на переутомление (и сначала я именно так и сделал), но через пару недель произошел похожий случай. Я вечером снова пошел курить. Когда я вышел в уже упомянутый предбанник, мне позвонили. Поскольку на холоде особо не поразговариваешь, я стоял в предбаннике несколько минут и только потом вышел на сам балкон. Как только я закурил, подошел Гена и говорит: "Ты чего там по коридору в темноте крадешься? Напугал меня". Я сдавленно улыбнулся. По коридору идти секунд десять, а я последние минут пять стоял тут. Гене ничего не сказал, но после этого туда по вечерам не ходил.
Такие дела, до сих пор гадаю, что это могло быть. Охранники по этому коридору не ходят, тем более в темноте, а больше и некому - на этаже курили только мы с Геной.

Репрессированный архитектор Сталина

Архитектор Мирон Мержанов, казалось, вытянул счастливый билет: он проектировал санаторий РККА в Сочи, дружил с Климентом Ворошиловым, построил несколько сталинских дач. Мержанова называли «домашним архитектором» вождя и отмечали, как высоко Сталин ценит талант зодчего. Однако удача сопутствовала Мержанову лишь до 1943 года: в разгар войны его приговорили к десяти годам лишения свободы. Отныне архитектор мог работать только в условиях «шарашки».

Мирон Иванович Мержанов (настоящее имя архитектора — Миран Оганесович Мержанянц) появился на свет в городе Нахичевань-на-Дону. Интересно, что в его семье все были по-своему талантливы. Возможно, сказывалось родство с Иваном Айвазовским — тоже, к слову, отказавшимся от армянской фамилии. Один из братьев будущего архитектора расписывал театральные декорации, другой освещал в прессе спортивные события. Мирон же выбрал другую сферу деятельности — одновременно и творческую, и требующую знания точных наук.

Первая постройка, спроектированная Мержановым, датируется 1925 годом. Архитектор не стал далеко ходить и построил дом в Кисловодске для себя. За этим последовали общественные сооружения: благодаря Мержанову в Ессентуках появился крытый рынок, а в Пятигорске — здание Госбанка.

В 1929 году зодчий получил задание куда более высокого уровня: он выиграл конкурс на проектирование санатория Рабоче-крестьянской Красной армии в Сочи, успешно выполнил эту задачу и даже подружился с Климентом Ворошиловым, именем которого здравница и была названа. Мержанов стал главным архитектором хозуправления ЦИК СССР. За назначением последовало участие Мержанова в строительстве Дома архитекторов в Москве и Военно-морской академии в Ленинграде, а также проектирование санатория для сотрудников органов госбезопасности.

Талант архитектора не остался без внимания Сталина. В первой половине 1930-х он заказал Мержанову проекты нескольких своих дач — в Гаграх, в Мацесте, в Волынском. Вероятно, это Мержанова и подвело: он слишком много знал. Сталинские имения считались объектами государственной важности, их было строжайше запрещено фотографировать, а чертежи и эскизы не мог хранить у себя дома даже сам архитектор. Их либо прятали в специальных хранилищах, либо же сразу уничтожали.

В августе 1943 года Мержанова и его супругу арестовали. Архитектору предъявили обвинения по 10-й части 58-й статьи — «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений». «Домашнего архитектора» Сталина приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. Подобная участь ждала и жену Мержанова — только, в отличие от мужа, пережить это испытание ей не удалось, в середине 1940-х женщина погибла. В 1948 году был также арестован и осужден сын Мержанова Борис.

Архитектор пробыл несколько лет в лагере, затем был отправлен в Комсомольск-на-Амуре, где получил приказ спроектировать несколько зданий. В 1949 году о его выдающихся способностях вспомнило и высшее партийное руководство. Мержанова этапировали на Лубянку, но не добавили ему срок, как он опасался, а перевели в Сухановскую тюрьму. Там архитектору выделили подобие рабочего кабинета и приказали творить — проектировать санаторий МГБ в Сочи. Следующим местом, в котором довелось оказаться заключенному Мержанову, стала «шарашка» в Марфине, где в ту пору находился Александр Солженицын. Позднее прозаик упоминал некогда любимого Сталиным архитектора в произведении «В круге первом».

Когда Мержанов перестал быть нужен, его отстранили от работы над проектом и снова отправили в «места не столь отдаленные». Освобожден архитектор был в 1954 году, однако мог жить только в Красноярске — отныне его ждала бессрочная ссылка. Тогда же он начал заниматься и красноярским градостроительством — по проекту Мержанова были построены краевой Дом Советов, Центральный райком КПСС и многие другие здания. Впрочем, в 1956 году ссылка, грозившая стать вечной, завершилась: Мержанов был реабилитирован. До своей смерти в 1975 году он работал в Москве.

Английский дом: интимная история

"Именно норманны внедрили в Британии первые стационарные, установленные непосредственно в жилищах туалеты, которых здесь не видели со времен римлян. В Белой башне лондонского Тауэра, сооруженной нормандцами вскоре после завоевания Англии, были оборудованы небольшие комнаты-уборные. Сливные желоба были устроены в северной и восточной стенах, обращенных в обратную от Лондона сторону, чтобы покоренные жители не видели пятен, оставленных испражнениями их завоевателей.

Эти маленькие комнатки служили также местом хранения одежды, а потому именовались гардеробами. В атмосфере, насыщенной исходившими от нечистот парами аммиака, дохли все блохи. И сегодня воспитанный англичанин, оказавшись в незнакомом доме, спрашивает, как пройти не в туалет, а в «раздевалку» (cloak-room: дословно «комната для хранения плащей»). В хорошо обустроенном «гардеробе» находиться было достаточно приятно: автор книги XIX века «Жизнь святого Григория» советует уединяться там для чтения".

Во дворце Хэмптон-Корт, который был резиденцией английских королей со времен Генриха VIII и до середины XVIII века, для слуг был оборудован специальный туалет, но слуг было много, а места мало, поэтому естественные надобности справляли во всех темных углах. "Иногда, тщетно пытаясь улучшить санитарное состояние дворца, его управители мелом чертили на стенах христианские кресты в надежде, что слуги побоятся осквернять религиозный символ. Особым распоряжением было запрещено мочиться в кухонные очаги".

В Иерусалиме уже более 100 лет стоит деревянная лестница. И никто её не может убрать.

Дело в том, что деревянная лестница, приставленная к правому окну фасада Храма Гроба Господня опирается на карниз, принадлежащий Греческой православной церкви, и приставлена к окну, находящемуся во владении Армянской апостольской церкви. Нахождение лестницы на своём месте означает соблюдение соглашения между шестью христианскими конфессиями, владеющими храмом, — не двигать, не ремонтировать и не изменять ничего в храме без согласия всех шести конфессий. Лестница является одним из символов разногласий в христианстве.

А поставил её туда какой–то каменщик. Никто не знает его имени. Что еще более важно, никто не знает к какому вероисповеданию он принадлежал.

Архитектурное бюро "Реформа"

Красивые дома и здания восхищают и умопомрачают своей изысканностью и невиданными идеями, поэтому их становится все больше и больше на наших улицах. Архитектурное бюро "Реформа" http://archreforma.ru/ создает невероятный проэкты зданий и интерьеров, а так же сопровождает их реализацию.

Услуги бюро "Реформа" достаточно популярные, и за время своей работы они выполнили более 100 проектов, среди которых были частные дома, коммерческая недвижимость, интерьеры и все они изысканны, вот почему репутация компании так высоко ценится. Авторский подход к каждому проекту позволяет выполнить самые сокровенные желания заказчика, и не смотря на то, что не все возможно технически выполнить, предлагаются аналоги, которые можно воплоить в жизнь. Максимальная точность и возможность реализации проекта в будущем гарантируется благодаря тщательному анализу помещения и местности, проработке каждой детали, а так же высокому профессионализму сотрудников компании.

Просматривая портфолио, мне запомнились некоторые проекты особенно четко, поскольку они воплощают то, что показывают в фильмах про далекое будуще. уникальность форм и их совместимость и нынешней реальность. Вот например многоэтажный жилой дом в г. Одинцово:


А это частный дом:


И вот такое прелестное офисное здание в Москве: