Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Предрассветная молитва (2018) 🔥


Жанр: криминал, биография

Молодой британец Билли Мур попадает в одну из тюрем Таиланда, известную своей жестокостью и невыносимыми условиями для заключённых. Чтобы выжить, Билли решает заняться муай-тай — тайским боксом, одним из самых жёстких видов боевых искусств.

Как русский меч выколол "Око Вселенной"

Спустя несколько десятилетий после набега на Сурож таврические русы произвели впечатляющую демонстрацию своей возросшей военной силы. На этот раз они подобрались почти к самому Константинополю. Сведения об их новом опустошительном набеге на припонтийские земли империи сохранились в греческом Житии святого Георгия, архиепископа Амастридского. Это произведение написано до 842 г., и время нападения русов на Амастриду, по всей вероятности, следует отнести на конец 20-х – начало 30-х гг. IX в. (о проблемах датировки этого события см.: Древняя Русь в свете зарубежных источников. С. 91–92; Карташев А. В. История Русской Церкви. С. 83–84).

Вторжение началось с разграбления Пропонтиды — черноморских областей Малой Азии, прилегающих к Босфору и Мраморному морю. Флотилии русов облепили все побережье. «Было нашествие варваров — росов, народа, как все знают, в высшей степени дикого и грубого, не носящего в себе никаких следов человеколюбия, — говорится в Житии. — Зверские нравами, бесчеловечные делами, обнаруживая свою кровожадность уже одним своим видом, ни в чем другом, что свойственно людям, не находя такого удовольствия, как в смертоубийстве, они — этот губительный на деле и по имени народ [намек на библейский народ Рош/Рос], — начав разорение от Пропонтиды и посетив прочее побережье, достигнул наконец и до отечества святого [Георгия]…». В этих безжалостных грабителях узнается буйная вольница Таврической Руси, так как Житие в связи с бедствиями, которые претерпели жители Пропонтиды, опять упоминает «древнее таврическое избиение иностранцев, у них [русов] сохраняющее свою силу».

Византийские власти оказались совершенно не готовы к такому развитию событий. Сопротивления практически не было. Русы беспрепятственно достигли Амастриды, или, иначе, Амастры, — города на малоазийском берегу Черного моря, находящегося приблизительно посередине между Синопом и Константинополем. Его процветание зиждилось на торговых связях с Кавказом и Крымом. Восхваляя свою родину, епископ Никита Пафлагонянин писал (ок. 880 г.): «О, Амастра — око Пафлагонии, а лучше сказать — едва ли не всей вселенной! В нее, как на общее торжище, стекаются скифы, как населяющие северные берега Евксина, так и живущие южнее… Во всем, что привозится сушей или морем, здесь нет недостатка. Город щедро снабжен всеми удобствами…». Из этого описания благосостояния Амастриды становится понятно, чего ради русы пустились в столь далекое и опасное плавание.

Город стал легкой добычей хищников, жители «всякого пола и всякого возраста» были беспощадно иссечены. Автор Жития сокрушается, что русы «не жалели старцев, не оставляли без внимания младенцев, но противу всех одинаково вооружали смертоубийственную руку и спешили везде пронести гибель, сколько на это у них было силы. Храмы ниспровергаются, святыни оскверняются: на месте их нечестивые алтари, беззаконные возлияния и жертвы… И не было никого помогающего, никого, готового противостоять…».

Столь масштабная военная акция стала возможна только благодаря тому, что разрозненные поселения русов, разбросанные по побережью Таврики, по-видимому, наладили взаимодействие между собой, научились выступать единым целым. Удачный набег русов на Амастриду хорошо объясняет, почему византийцы в 838/839 г. с таким вниманием отнеслись к послам «русского кагана», за которых ходатайствовали перед восточнофранкским императором.

Самая-самая святая святых отношений — это любовь.

Пока я была чисто психологом, я свято верила в то, что у счастливых отношений есть формула. Нужно только ее постичь. Правильно договариваться, делить обязанности, грамотно обсуждать.

Это все, безусловно, очень важно уметь, поскольку это тренирует ясность друг для друга и помогает обходиться с противоречиями.
Но.
Самая-самая святая святых отношений — это любовь. Если нет любви — никакие формулы не сработают.

Что такое взаимная любовь?
Пока я не почувствовала это, я полагалась на формулы, и они работали, делая отношения вполне успешным предприятием.
Однако, любовь разметает все формулы, оставляя вас беззащитными перед ее великой силой.

В любви встречаются два инопланетянина, движимые непостижимой гравитацией, которая притягивает их друг к другу, разрушая пространство и время, социальные правила и конструкции, все те инструменты обхождения с собой и другими людьми, которые они успели накопить за свою жизнь.

Многие из нас отказываются от любви, предпочитая оставаться в доспехах успешных формул, которые всю жизнь помогали и защищали: «если он так — то я так». В такой парадигме все понятно, вы защищены от неожиданностей и знаете, что делать, если что.

Любить — это остаться открытым и безоружным, уязвимым и немым, поскольку эта связь требует рождения нового языка общения, который обретается через пробы и ошибки.

Принц и маг (c) Джон Фаулз

Жил однажды на свете принц, который верил во все, кроме трех вещей, в которые он не верил. Он не верил в принцесс, он не верил в острова, и он не верил в Бога. Отец принца, король, сказал ему, что таких вещей на свете не существует. Так, во владениях отца не было ни принцесс, ни островов и никаких признаков Бога; и принц верил своему отцу.

Но вот однажды принц сбежал из дворца и оказался в другой стране. И в этой стране он с любого места побережья мог видеть острова, а на этих островах странные, вызывающие волнение в крови, существа, называть которые у него не хватило духу. В то время, как он был занят поисками лодки, к нему подошел человек в вечернем наряде.



— Это настоящие острова? — спросил юный принц.

— Разумеется, это настоящие острова, — ответил ему человек в вечернем платье.

— А эти странные волнующие существа?

— Это самые настоящие, самые подлинные принцессы.

— Тогда Бог тоже должен существовать! — воскликнул принц.

— Я и есть Бог, — ответил ему человек в вечернем наряде и поклонился.

Юный принц изо всех сил поспешил к себе домой.

— Итак, ты вернулся, — приветствовал его король-отец.

— И я видел острова, видел принцесс и я видел Бога, — заметил ему принц с упреком.

Король отвечал непреклонно:

— На самом деле не существует ни островов, ни принцесс, ни Бога.

— Но я видел их!

— Скажи мне, во что был одет Бог?

— Он был в вечернем наряде.

— Были ли закатаны рукава его пиджака? Принц вспомнил, что рукава были закатаны. Король улыбнулся.

— Это обычная одежда мага, тебя обманули.

Тогда принц вернулся в другую страну, пошел на тот же берег и снова встретил человека в вечернем наряде.

— Король, мой отец, рассказал мне, кто вы такой, — заявил ему принц с возмущением. — Прошлый раз вы обманули меня, но на этот раз этого не пройдет. Теперь я знаю, что это ненастоящие острова и ненастоящие принцессы, потому что вы сами — всего лишь маг.

Человек на берегу улыбнулся в ответ:

— Ты сам обманут, мальчик мой. В королевстве твоего отца множество островов и принцесс. Но отец подчинил тебя своим чарам, и ты не можешь увидеть их.

В раздумье принц вернулся к себе домой. Увидев отца, он взглянул ему прямо в глаза.

— Отец, правда, что ты не настоящий король, а всего лишь маг?

— Да сын мой, я всего лишь маг.

— Значит, человек на берегу был Богом?

— Человек на берегу — другой маг.

— Я должен знать истину, истину, которая лежит за магией!

— За магией нет никакой истины, — заявил король.

Принцу стало очень грустно. Он сказал «Я убью себя». С помощью магии король вызвал смерть. Смерть стала в дверях и знаками подзывала к себе принца.

Принц содрогнулся. Он вспомнил о прекрасных, но ненастоящих принцессах и о ненастоящих, но прекрасных островах.

— Что же делать, — сказал он. Я смогу выдержать это.

— Вот, сын мой, — сказал король, — вот и ты начинаешь становиться магом.